“Космос” – полет на Таганай

Елена Рудольфовна Кузнецова - один из педагогов детско-юношеского турклуба "Космос".

Путевые заметки классного руководителя.

"Десятиклассники пришли к нам из разных школ, каждый со своими интересами и проблемами. Мне хотелось их сдружить, и я объявила, что золотую осень мы встретим на Таганае.

Кое-кто решил, что это название из одного ряда с "Фокусом" или "Киномаксом" (торгово-развлекательные центры). Пришлось объяснить, что это горный хребет в районе Златоуста. Про город Златоуст они, слава Богу, слышали.

Не мудрствуя лукавя лукаво, я собиралась сделать ночевку в домике приюта "Гремучий Ключ", а на следующий день сводить их на Откликной и в Долину Сказок. Потом снова переночевать в приюте и утром третьего дня отправиться домой.

Автор фото Владимир Семенов (г. Челябинск)

Потихоньку к нашему классу присоединились ребята из параллельного, и в итоге их набралось 14 желающих.

У моих великовозрастных "чайников" не было ни походной обуви, ни снаряжения, не говоря уже о туристском опыте. Хорошо, что у одного парня родители были туристами и он притащил пару котлов.

Рюкзаки и спальники собирали по друзьям и знакомым. Инструктаж проводила несколько раз, потому что мои умники не считали нужным знать походные правила, и просто "задвигали" наши встречи. Особенно я напирала на обувь: осень, может быть дождь, ручьи, курумы, - резиновые сапоги и вторая пара кроссовок обязательна. В конце концов, все поставили подписи в протоколе по технике безопасности, и я немного успокоилась.

Меню составляла из типичного походного набора: макароны, копченая колбаса, сухофрукты, картофельное пюре и т.д. Продукты закупала сама, частями, расфасовав их по мешочкам у себя в кабинете, чтоб вручить всем участникам перед походам. Колбасу и шоколад оставила в своем рюкзаке - иначе "схомячат" еще в электричке.

Накануне последнего учебного дня, вечером, ко мне "вконтакте" поступило сообщение от хозяина котлов, который осторожно поинтересовался моим отношением к спиртному. Я полночи выстраивала стратегию, и на следующий день вся мужская братия в количестве девяти человек писала расписку следующего содержания: "я, такой-то, клятвенно обязуюсь не употреблять спиртные и табачные изделия с 8-00 25 сентября до 18-00 27 сентября 1010 года. Если нарушу данное мной обещание, то руководитель похода Кузнецова Е.Р. вправе отправить меня домой без возвращения вложенных мною в данный поход средств."

Они согласились на это скорее из уважения ко мне, чем из страха быть отправленными домой, и выводили свои каракули, ехидно улыбаясь и подмигивая друг другу. Они же понимали, что я их никуда из леса одних не отправлю. Тогда я пригрозила, что если хоть один..., все: разворачиваемся и идем назад, в Челябинск хоть в три часа ночи. Мой нюх они знали хорошо: я открывала окна, как только они входили после перемены в мой кабинет, надышавшись "свежим табачным воздухом".

Вникнув в серьезность положения, и поняв, что шутки кончились, они разом обратили свои взоры на автора неосторожного сообщения. Тот, побагровев, сунул мне расписку, подхватил мешочек с продуктами и пулей выскочил из кабинета.

Последняя ночь перед походом тоже прошла без сна. Зато наутро увидев свою группу у пригородных касс вместе с родителями, я от умиления прослезилась: все улыбались и махали мне рукой. Один из моих туристов был экипирован в огромные рыбацкие бахилы. На шее он держал что-то длинное в холщовом мешке.

- Зачем тебе удочки, Антон?

Ответом мне была сочувственная гримаса.

- Это кемпинговый стул, Елена Рудольфовна...

В электричке мы съели невероятное количество еды. Ребят родители собирали как на войну.

Со Златоустовского вокзала мы отправились в лес. Перейдя речку Тесьму остановились на полянке. Антон уселся на свой стул, оглядел "в багрец и золото одетые леса" и выдохнул:

- Хорошо!

Все загалдели и разбежались - кто к речке, кто кидаться шишками, кто просто свалился рядом со своим рюкзаком.

Я объявила, что мы прошли половину дороги до приюта. Все закричали "Ура!"", но о том что это была самая легкая и ровная часть пути, я предусмотрительно умолчала.

Дальше начался подъем, ручьи, камни. Дети уже не щебетали, а шли сосредоточенно сопя, то и дело проваливаясь в топь и чертыхаясь. У двоих промокла обувь. Антон  в полном боевом снаряжении мужественно тащил свой стул и периодически выдавал порцию самокритики.

Увидев долгожданный приют, дети пришли  в такой восторг, словно преодолели сотни километров непролазной тайги. На ужин Антон, Данила и Вячеслав сварили охотничий борщ. Съели все без остатка.

Потом Таня спросила:

- Елена Рудольфовна, а можно погулять?

- Гуляйте вот на этой поляне. Кругами. С фонариком.

На поляне стояли туристы их Чебаркуля. Они пригласили нас к костру, и мы с удовольствием слушали песни под гитару. Я незаметно наблюдала за своими "чайниками". Кто-то сидел в общем кругу, кто-то стоял за спинами товарищей. Их лица светились - то ли от яркого пламени, то ли от радости.

Антон посидев поодаль на своем стуле вдруг встал, закинув стул на плечо, ушел.

Я заглянула в мальчишескую комнату и увидела Антона, на полатях. Он лежал как бывалый таежник, подложив локоть под голову - в вязаном свитере и скорбно смотрел в потолок.

Я повела носом - все чисто - и примостилась напротив.

- Знаете, Елена Рудольфовна, я чувствую себя лохом.

У меня екнуло сердце.

- Понимаете, вот я смотрел на этих ребят, ну, там, одеты так себе, самые обыкновенные. Но вот они сидят вместе, видно, они много прошли, все умеют. Поют - вообще! Играют - блин!.. И счастливы! И им на фиг не нужны ни ночные клубы, ни кислота всякая. Понимаете? А у меня и клубы, и все остальное, а такого счастья нету...

Я не ожидала подобных откровений и не сразу нашлась, что ответить.

-Зато теперь ты знаешь, что может быть другая жизнь, как у этих ребят из Чебаркуля.

- Да. Спасибо большое, что вытащили нас сюда.

- Антон, а как насчет спиртного?

-  Елена Рудольфовна! Я, конечно, могу, но не здесь же! ну вот клянусь! Ну, честно!

Только теперь у меня действительно отлегло от сердца.

Подошли другие ребята. мы начали рассказывать анекдоты. После того как все уснули в три часа ночи, перед тем как забраться в свой спальник, я извлекла из рюкзака колбасу и повесила на ночь за дверь на гвоздик, чтоб на следующий день взять с собой на перекус.

Утром мы с единственным проснувшимся дежурным Данилом сварили молочный суп и принялись будить народ. К одиннадцати выползли все.

Колбаса исчезла. На мои попытки выяснить, кто видел синий пакет, никто не отозвался. Пришлось взять хлеб, сыр и паштет. А полуторалитровые бутылки с водой дети втихую "забыли" на столе...

У Самолетного перевала я рассказала им историю о разбившемся здесь после войны самолете. На гребне висело облако, сквозь туман проглядывали острые скальные зубцы и раскидистые еловые лапы, и сама атмосфера навевала то отчаяние, с которым столкнулся экипаж потерявшего управление транспортного самолета 60 лет тому назад. Дети слушали внимательно, потом объявили, что никуда дальше не пойдут, пока не увидят все своими глазами. Я пообещала завести их на гребень на обратном пути, после Долины Сказок, наивно полагая, что они наверняка устанут и никуда не полезут.

Не тут-то было.

Вдоволь напрыгавшись по причудливым останцам Долины, тоже в клочьях тумана, дети зарядились такой энергией, словно в них вселился бес. Они носились и скакали, как сумасшедшие, без каких бы то ни было признаков усталости или недосыпа. Пришлось подниматься на Откликной - слово есть слово. Ребята уважительно отнеслись к "обломкам истории", посмотрели, потрогали.

На полпути в вершине туман так сгустился, что видимость ограничивалась считанными метрами. Мы, не дойдя немного до вершины, сели под вертикальный участок скалы и начались звонки домой.

- Па, привет! Мы сейчас на высоте 1000 метров. Ничего не видать!

- Привет, ма! Нормально. В тумане. В полном. Класс!

- Олег, ты в Челябинске?А мы на Откликном!

Вечером мы уплетали салат из капусты и макароны с тушенкой. С дежурством был полный порядок. Котлы выскребли, вылизали и только потом помыли. Большинство угомонилось часам к четырем ночи, некоторые не ложились вовсе. Мы даже не пытались разогнать их по спальникам. Я лишь бросила вскользь, что если завтра они в восемь не встанут, мы опоздаем на электричку, и с завучем они будут объясняться сами.

Наутро, когда рюкзаки были собраны, пол в комнатах подметен, мусор сожжен и все построены для прощальной фотографии, раздался радостный крик:

- Елена Рудольфовна! мы колбасу нашли!!!

- Где?!

- В Димкином рюкзаке!!!

- Как она туда попала?

- Неизвестно!

- Давайте ее сюда! Немедленно!!!

У родника в лесничестве мы набрали воды и разделили между всеми колбасу. К Диме подскочили утки и вырвали с таким трудо доставшийся ему кусок. От  такой наглости Дима сначала опешил, потом усмехнулся, отщипнул хлеба и со словами "Нате, подавитесь!" бросил его подальше. Утки кинулись наперегонки. Мы поделились с Димой, передав ему кучу маленьких колбасных крошек.

В электричке все "оторвались по полной". Нагрузившись двухлитровыми бутылями с кока-колой и огромными пакетами чипсов, войдя в вагон и закинув рюкзаки на полки, оголодавшие путешественники тут же принялись чавкать, хрустеть и булькать.

Родители наших туристов звонили и спрашивали, что же мы такое сделали с их детьми, что они, придя домой и едва скинув кроссовки, завалились спать, а разбудить их удалось только к обеду? Я ответила, что они набегались по горам и очень устали, зато оздоровились. Родители благодарили и высказывались за продолжение походной деятельности. Я отделывалась туманными  обещаниями...

Позднее мы сделали слайд-фильм по фотографиям. Смотрела на счастливые лица детей, вечером читала их благодарные комментарии "вконтакте" и думала, что, наверное, не зря "мотала себе нервы"...

- Елена Рудольфовна, а давайте пойдем в лыжный поход!

я выронила на пол листок с четвертными оценками.

- С ума сошли? А обувь? А лыжи? А костер кто вам будет разводить? Вы ж ничего не умеете...

- Но Вы ж нас научите...

- Даже не уговаривайте...

- А хотите мы Вам опять расписки напишем? Ну, правда!

- Видеть вас больше не могу! Дайте отдохнуть по-человечески.

Недавно заходила в спортивный магазин и видела там отличные зимние ботинки. Надо будет своим недорослям сказать... В них и по городу ходить можно, и в поход, если что..."

Е.Р.Кузнецова

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *