Ненцы – вечные странники тундры

Использовано интервью и фильм Андрея Головнева УрФГУ (Екатеринбург)

На полуострове Ямал живут ненцы - вечные странники тундры. Это самый крупный из северных народов России. Ямало-ненецкий автономный округ со столицей в Салехарде входит в состав Уральского Федерального округа.

Видеоролик "Полярный Урал". Автор песни и исполнитель Евгений Банников (г. Сатка,  Челябинская обл)

Ненцы великолепно адаптированы к суровым арктическим условиям. 

Они зовут себя "нинно иненнучи", что означает "настоящие люди". Видимо остальных считают ненастоящими. Возможно. Но точнее, до других людей им нет никакого дела. Они ни с кем не конкурируют, никому не завидуют, ни с кем не сводят счеты. Эта бесплодная и пустынная земля, олени и холода -  их богатство. Эта их свобода от цивилизации, это бесконечное небо над головой, до которого можно дотянуться рукой, такой же бесконечный горизонт постоянно перед глазами, непривязка к месту жительства, к деньгам (в тундре нечего покупать и негде), минимум удобств...

Раньше их называли самоеды. Это странное слово от саамского "саам эднэ" - "земля людей". Поскольку русские узнали об Арктике от саамов - лопырей, то арктические земли к востоку от Белого моря стали так и называться саам эднэ, то есть вообще говоря "саам эднэ" и "нинно иненучи" это об одном и том же, это про людей.

Ямал

У ненцев семь (!) времен года. Вообще семерка - любимое число. То, что больше семи - это множество, считать не обязательно. Семь по семь по семь - счет идет семерками. Они и оленей в стаде не пересчитывают, а знают всех в лицо (в смысле в морду). Даже есть ненецкое поверье, что если пересчитать всех оленей, то на них может напасть мор.

У них нет времени - часов и минут, как привыкли мы.  Вот встает солнце, ночной пастух - караульщик гонит стадо к стойбищу. Люди пробуждаются от треска оленьих копыт. Это вместо будильника. Кто-нибудь говорит: "Тыто" - "Олени идут". Это означает "Доброе утро". Стойбище оглашается собачьим лаем, женщины начинают брякать котлами, над чумами поднимается дым. Люди выбираются из ночных меховых постелей и натягивают на себя дневные меховые одежды - малицы и ягушки.

Перекочевка - это каслание.  Кочуют все: люди, птицы, звери, боги. Неделю постояли на одном месте, за полчаса разобрали свой чум, сделанный из жердей и шкур, и вперед. Тундра - это сплошная дорога. И так всю жизнь. Итак столетие за столетием. Ненцам кажутся обездоленными люди, прикованные к одному месту.

2

У ненцев множество разных примет-поверий. Если, например, в начале поездки олень-вожак упряжки чихнет, лучше сразу вернуться, если он чихнет при переправе через реку, стоит поискать другое место. Если он фыркнет во время преследования белого медведя - зверь впереди, если молчит - зверь сзади.  В пурге оленевод находит стойбище, следя за рывками головы своего вожака. Ясной ночью он едет по звездам,  примечая их расположение между рогов ведущего оленя. На нартах возят с собой обязательно разные амулеты, изображение духа предка. Дух должен следить за людьми и за оленями. Все плохое что может произойти в  тундре, где властвуют духи - это ответ на то плохое, что происходит здесь на стойбище, где властвуют люди. Женщина на стойбище не должна переступить через вожжу, а то в тундре волки загрызут оленя. Мужчина не должен пройти под веревкой кораля, а то заблудится в пути. Мужские вещи - только для мужчины, женские - только для женщины. Ко многим женским вещам в чуме мужчина даже не смеет прикасаться.

Тундра бывает коварна. Коварнее разве что льды и море. По ненецким поверьям нельзя спасать тонущего в воде или провалившегося в топь.  Он - законная жертва нижних духов. но вот этот последний обычай ненцы к счастью нарушают, хотя хорошо знают мстительность Владыки Подземного мира Нга. И так далее. В общем, наблюдается такая зависимость от бесчисленного количества примет, причуд и суеверий.

Ямал

У каждого своя доля в жизни, а вместе они образуют круговорот как день и ночь, как лето и зима. Этот круговорот и задает ритм бесконечному движению кочевников. Так повелось очень давно. Наверное с той поры, когда предки ненцев пришли на север. Где-то пишут, что в начале новой эры, где - 6 тысяч лет назад.

Наш обычный год у них делится на два - зима и лето. Когда спросишь у ненца "Сколько тебе лет?" И он ответит, например,  "сто двадцать", значит ему 60. Все имущество и миграции делятся на лето и зиму. И соответственно  нарты бывают летние и зимние. Есть условная точка между летним и зимним циклом, которая называется "По" - "дверь". И условно в этой двери стоят зимние или летние нарты. Когда они кочуют на зимние / летние пастбища, то там производят смену снаряжения. И в эту "дверь" проходят в зиму и обратно в лето. Многочисленные болота и речушки легко преодолеваются на летних нартах. Для оленей это не препятствие. Интересно, что год у них называется тоже "по". То есть у ненцев пространство и время - это одно и тоже. Смысл, ритмика и философия их жизни такова, что они чувствуют покой только в движении.

Ямал

Меры в детях они не знают. Рожают сколько сил хватит. Рожают в чуме как их бабки и прабабки, обычно легко, хотя всякое бывает.  На то воля Мях-пухче - Хозяйки чума. Это главная женская богиня - покровительница материнства. Изображают ее в виде фигурки, на которую надето столько меховых шубок, сколько детей она помогла родить.  Пояс для этой фигурки должен быть привезен с далекого святилища "Семи чумов", где живет мать всех Мях-пухче - богиня Ямал-хада. Интересно, что царство мертвых или подземное царство, куда все люди в свое время уходят для ненцев вполне реально. Там находятся ушедшие и тоже кочуют по своему подземному миру. Когда родился ребенок, то в него вселился дух какого-то предка. То есть рождение здесь - это одновременно похороны там и наоборот. Если ребенок родился мертвым, значит предки его оттуда не отпустили.

Женщина всегда полновластная хозяйка чума. Мужчина там как бы гость. Все женщины и даже маленькие девочки поразительно владеют огнем. Очаг - царство женщин - они топят его карликовой березкой. Огонь у них это тоже женщина. И солнце тоже женщина. Как говорят ненцы, все, что тепло - это женщина, все, что холодно - это мужчина.

Огонь

Собаки всегда сопровождают людей. Ненцы считают, что собака наполовину от этого мира, наполовину от того (мира мертвых). Ее приносят в жертву духам когда на стойбище приходит какое-нибудь несчастье.  Есть у них обряд очищения - ниптора - окуривание дымом всего, что есть на стойбище: всех людей и всех вещей. Обряд проводят если кто-то умер, перед родами, перед новолунием, со сменой сезона, если олени меняют шерсть или сбрасывают рога, когда вырастает трава, перед дорогой, особенно на святилище к семи чумам, если женщина переступит через мужскую вещь  и так далее по любому другому поводу. Ниптора проводится также после поездки в  поселок - ненцы считают его нечистым местом. В чашке что-то дымит (куски чаги, шкур на углях) и этим все подряд окуривается. Это такой сакральный обряд изгнания плохих духов очень распространенный у разных народов.

Меховая одежда надевается сразу на голое тело. Это гигиенично, потому что ворсинки обтирают и очищают кожу. Летом ненцы любят мыться и стирать около озера или реки. Тогда по всей тундре разложены помытые вещи. Такая тундровая прачечная. В люльку ребенку кладут мох -  тундровый памперс.

Святилища.

Ненцы живут родами. Какие-то из ни называются многооленными. По легенде вожди этих родов шли за оленухой с семью оленятами. Там, где олени останавливались и ложились на землю, гнавшиеся по их следам люди, создали святилища. на самом краю земли охотники настигли оленуху и убили ее и оленят. На том месте находится главное ненецкое святилище Сиумя или Семь чумов. Охотник, убивший оленуху, стал разрезать шкуру на ней и его нож звякнул о металлическую пряжку, какие обычно носят на поясе женщины. И люди поняли, что их вела за собой женщина - богиня. И поставили ей и семерым ее детям святилище семи чумов.

Шаманы там как-то камлают, общаются с духами.  Приносят жертвы. Однажды давно одна женщина бежала сюда на край земли от свирепого мужа. Он был из рода многооленных. Он настиг жену и убил.  И с тех пор животных приносят в жертву во искупление того поступка. Сейчас там разбросано много костей и черепов животных.

У ненцев боги и люди все вместе обитают. На кромке морского берега стоит идол - "Сидящая" -  это богиня Ямал-Хада. Это на самом севере Ямала. Это одно из воплощений богини Ямала. Она представляется то женщиной, то белой оленухой.  Здесь целая страна духов: богов, их детей и слуг. Ненцы там проводят обряд. Берут сердце оленухи, разрезают его на 7 частей, по числу убитых оленят, кладут в котел. Потом кусочки кладут в этот "чум", точнее куча наподобие чума, сложенного из костей, рогов и черепов оленей, а также разных вещей. Туда приходят не все, кому вздумается, а представители ключевых, коренных родов. Это такая ненецкая Мекка, куда приходят по особым случаям.

Стойбище около Надыма. 2014г

Фото Стойбище около Надыма. 

То есть такой паломник-представитель собирает дары со всех стойбищ и едет туда подносить. Человек кладет в эту кучу свои привезенные вещи и предметы и забирает те, что уже там полежали и стали как-бы священными амулетами, впитали в себя силу духов. Такая ротация, взаимообмен происходит. На святилище также можно поспрашивать духов о чем-нибудь важном для жизни. Ну, то есть пообщались как-бы. У святилища есть хранитель. Ненцы говорят: "Кто в тундре торопится - тот торопится погибнуть".

Перед посещением святилища обязательно надо принести в жертву оленя и исполнить все обряды. Не исполнишь - получишь наказание от богов.

По легенде однажды сюда на мыс  приехали шаманы рода многооленных. Поставили большой чум и начали камлать. Духи сказали им, что Великая Богиня Ямала желает воплотиться в тело женщины. Тогда была принесена в жертву женщина. Добровольно или нет? Она испустила дух и в нее вошел дух богини. Жертву положили в чум, а утром люди увидели, что от чума вдаль уходят следы оленухи и семерых оленят. Кто однажды побывал в Семи чумах должен возвращаться сюда через каждые три года.

фотограф Reinhard Strickler (Швейцария).

Фото Тундра.  Reinhard Strickler (Швейцария).

С тех пор ненцы освоили Ямал от края до края.  Хорей - это шест, которым управляют оленями. Придя на новое стойбище, мужчина втыкает его в землю. Когда похоронили мужчину, то втыкают на могиле хорей - главный мужской символ. А женщине кладут какую-нибудь кухонную утварь. Место, где поставили чум, считается освоенным. В героических сказаниях покорение земли рисуется не как изгнание с нее врагов, а как захват их женщин. Картиной окончательной победы служит чум, где после долгих скитаний зажигает огонь мать, сестра или жена героя. Вот почему не бог, а богиня вела многооленных через ямальскую тундру к берегу моря.

Ненцы живут родами. Вообще вся тундра близкая или дальняя родня друг другу. У ненцев длинные цепи родства, уходящие на много поколений вглубь и на много сотен километров вширь. В определенное время года ненцы заготавливают панты. Это единственное доходное дело после упадка пушного промысла на котором ненцы могут заработать денег и что-то купить.  Не любят пастухи резать своим оленям только что отросшие пушистые рога, правда успокаивают себя тем, что от этого олени телом становятся крепче. Но олени без рогов становятся некрасивыми. А любимый ненецкий орнамент - ветвистые оленьи рога. Как степные кочевники образцом красоты считали коня, так северные народы - оленя.

Лет уж сто наверное ходит байка о том, как русский купец торговался с ненцем - пастухом. - Продай оленя! - Нет продажных. - Что не берешь денег?  Купишь вина. - Я вином запасся. - Купишь чего бабам или песцов на калым. - У меня песцов две нарты. - У тебя оленей три тысячи. Куда бережешь? - Олени ходят, я на них смотрю. А деньги спрячешь - не видно.

3

А в остальном жизнь идет своим чередом. Интересно, что ненцы Ямалом называют только самую северную часть полуострова, там где у них главное святилище. Слово "ямал" в переводе с ненецкого "край  (конец) земли". Там где кончается Ямал - начинается Карское море. Через пролив Малыгина Белый остров. На нем есть идол старика, стоящего лицом к Ямалу, как раз напротив Сидящей старухи.  Ну, и метеостанция. Постоянного населения нет.

Сейчас на Ямале добывают газ. И газопроводы, да и дороги  для оленей - это серьезное препятствие. Газовики правда строят на путях миграции специальные переходы через газопроводы и дороги. Эти места переходов согласовали с коренным населением. Некоторые ненцы живут оседло в поселках, и у них как правило жизнь не складывается, так как спиваются. Им надо жить в тундре на свободе в  привычных условиях.

Ямал

Ненцы считают, что через каждые две тысячи лет на землю приходит потоп и моет ее. И после потопа земля возрождается и становится новой. Такая философия.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.